В октябре 2018 года в рамках реализации проекта РФФИ «Гражданская и этническая идентичность молодежи в контексте межнациональных отношений в поликультурном пространстве» в Республике Марий Эл (далее – РМЭ) было проведено масштабное социологическое исследование с охватом 752 человека в возрасте 15–29 лет (обучающаяся, работающая и неработающая молодежь) [См.: 1]. Опрос проводился в городах Волжск и Йошкар-Ола и в шести сельских районах республики (Волжском, Мари-Турекском, Медведевском, Моркинском, Сернурском и Советском). Цель данной статьи – представить результаты данного исследования, относящиеся к проблеме витальности марийского языка в аспекте молодежного дискурса. Поскольку речь идет о судьбе марийского языка, то основное внимание в статье уделено изучению общественного сознания молодых респондентов-мари, численность которых в общей массе респондентов составила 36,4%.

При изучении молодежного сознания в качестве факторов, определяющих судьбу марийского языка в будущем, нами выделены следующие:

1) уровень этнической самоидентификации по языку,
2) отношение к марийскому языку как этнической ценности,
3) уровень лингвокомпетенции,
4) статус марийского языка в семейном и общественном социуме,
5) самовыражение по поводу способов сохранения языка в будущем.

В отдельных случаях молодежное сознание сравнивается с мнением взрослого населения (в возрасте 30 лет и старше); при этом данные опроса «Гражданская и этническая идентичность молодежи в контексте межнациональных отношений в поликультурном пространстве» сопрягаются с результатами исследования МарНИИЯЛИ им. В.М. Васильева «Межконфессиональные и межнациональные отношения в Республике Марий Эл» (2018).

Результаты исследования демонстрируют высокий уровень этнической самоидентификации марийской молодежи по марийскому языку; марийский язык в качестве родного сохраняет свою актуальность в общественном сознании и той молодежи, которая живет в городских условиях (Табл. 1). Если суммировать ответы, в которых марийский язык присутствует как родной (ответы «марийский язык» и «русский и марийский одновременно»), то вырисовывается следующая картина: в селе почти 94%, а в городе примерно 71% свой родной язык ассоциируют с марийским. По сравнению со взрослыми, конечно, показатели ниже (в селе меньше на 4 %, в городе – примерно на 15%), тем не менее данные в плане витальности марийского языка в 2018 году были весьма обнадеживающими.

Такая ситуация во многом объясняется тем, что до недавнего времени в РМЭ повсеместно имелись хорошие возможности для получения знаний по марийскому языку, для массового и глубокого его изучения (к этому поколению как раз и относятся опрошенные в ходе исследования респонденты). Об этих возможностях свидетельствует и такой факт: почти 85% городской молодежи и почти 97% молодых селян отметили, что они изучали марийский язык.

Однако динамика организации школьного языкового образования в РМЭ в последние годы свидетельствует о снижении этой «планки» [См.: 3], особенно с 1 сентября 2018 года, когда родители стали писать заявление о том, какой язык их дети будут изучать в школе в качестве родного.

Косвенным показателем, характеризующим отношение респондентов к возможностям сохранения позиций марийского языка в социуме, могут быть ответы на вопрос «Как Вы считаете, необходимо ли преподавание марийского языка как государственного языка во всех школах республики?» (Табл. 2). За необходимость преподавания марийского языка во всех школах высказались почти 55% молодых респондентов-мари (в городе – примерно 42%, в сельской местности – почти 60%). Необходимости в этом не видят примерно 14% опрошенных. Наибольшее число респондентов-мари, не считающих целесообразным изучение марийского языка в школах, оказалось, как и ожидалось, среди горожан (примерно пятая часть опрошенных). Городская среда «притупляет» языковые интересы молодежи, связанные с этническим языком, усиливая прагматический фактор в языковом образовании.

Для молодых мари, сильно привязанных к марийскому языку и считающих только его родным, понятие родной язык в большей степени – это язык, усвоенный в детстве (более 53%) и язык родителей (более 40% ) (Табл. 3).

Среди марийской молодежи, более адаптированной к русскоязычной среде и признающей родными языками одновременно два языка (марийский и русский), данные показатели значительно ниже (примерно по 32% – язык, усвоенный в детстве, и язык родителей). Для большого их числа (почти 40%) родной язык – это язык, на котором говорит просто большинство населения, где они родились.

Таким образом, положительные прогнозы на будущее марийского языка, в основном, держатся на сельской и этнически ориентированной марийской молодежи, привязанной к своему языку как родному, как языку детства и языку родителей.

Некоторые надежды на витальность марийского языка в будущем дают данные о рефлексии молодежи на вопрос «Должно ли быть обязательным для каждого человека знание своего родного языка?» и об уровне ее лингвокомпетенции.

Примерно 71% марийской молодежи (в селе примерно три четверти, в городе около 60%) (Табл. 4) считают, что каждый человек обязательно должен знать свой родной язык; равнодушных к этому вопросу (ответ «не задумывались об этом»), в целом, по республике было примерно 16%, но в городе их число значительно больше (почти четверть – в таблице 23,6%).

Как свидетельствуют результаты исследования, пока значительный процент марийской молодежи свободно и в полной мере (пишет, читает и говорит) владеет марийским языком (70,8%) (Табл. 5), однако есть некоторые настораживающие моменты, которые могут негативно повлиять на витальность марийского языка, его жизнеспособность в социуме. Так, примерно десятая часть утеряла способность такой важнейшей формы этнокоммуникации, как устная речь на марийском языке (ответ «понимаю, но не говорю»). А если присоединить к этой группе еще и не владеющих марийским языком и по какой-то причине уклонившихся от ответа на поставленный вопрос, то получается, что примерно 15 % марийской молодежи полностью выключена из марийской лингвокоммуникации, из речевого общения на марийском языке. Для сравнения: среди взрослого марийского населения не говорящих на марийском языке 6%, что в 2,5 раза меньше, чем среди молодежи (Табл. 5).

Конечно, более благоприятная ситуация с лингвокомпетенцией обнаруживается в условиях села, где у марийской молодежи отмечен самый высокий уровень владения марийским языком: пишут, читают и говорят на нем почти 90% опрошенных, что почти совпадает с данным показателем по взрослому населению (тоже почти 90%) (Табл. 6). Однако и среди деревенской молодежи сегодня уже есть те, кто не способен реально поддерживать разговор на этническом языке (понимают, но не говорят и не владеют языком вообще) – вместе они составляют более 5%. Такая категория сельской марийской молодежи в условиях новой образовательной политики по своей численности будет однозначно увеличиваться.

В городе молодых мари, в полной мере владеющих родным языком, в настоящее время около 42% (Табл. 6), в то время как среди взрослого городского населения таковых значительно больше – более 58%.

В свое время Галина Старовойтова писала, что «утрата национального языка нередко сопровождается выражением установки на знание этого языка детьми». Это подтверждается и исследованием 2018 года. Почти 90% опрошенных мари (в селе – почти 95%, в городе тоже их немало – примерно 82%) хотят, чтобы их дети знали родной язык.

Угроза уменьшения в семейном и общественном социуме роли этнического языка активизирует рефлексию молодежи относительно путей сохранения его значимости. В этом плане представляют интерес, к примеру, ответы респондентов, выражающие их отношение к общению представителей одной национальности на их родном языке (Табл. 7).

Полное («полностью согласен») и относительное согласие («скорее согласен, чем не согласен») с утверждением, что представители одной национальности должны общаться между собой на своем родном языке, выразили более 54% молодых мари. Безусловно, это важный численный показатель в плане перспектив функционирования марийского языка в будущем, но нельзя упускать из виду и то, что почти 34% молодежи открыто не соглашаются с этим утверждением (их ответы такие: «скорее не согласен, чем согласен», и «совершенно не согласен») и в своей практике общения пользуются, главным образом, русским языком.

Попутно заметим, что наибольшую лояльность по вопросу о необходимости общения представителей одной национальности именно на родном языке проявляет русская молодежь (почти половина не считает это необходимым), наименьшую – татарская (около 60 % за такую необходимость).

Итак, проведенный нами анализ общественного сознания современной марийской молодежи РМЭ позволяет сделать следующие выводы о факторах, определяющих судьбу марийского языка в региональном социуме, также приверженном законам глобализации:

– обнадеживающими факторами витальности марийского языка можно считать высокий уровень этнической идентификации современной молодежи по родному языку; неплохой уровень полноценной (пишет, читает и говорит) лингвокомпетенции по марийскому языку;

– будущее марийского языка во многом обеспечивается усилиями сельской молодежи, ее привязанностью к этническим ценностям, к которым относится и язык родителей;

– в городских условиях трудно удержать необходимый статус марийского языка в семейном и общественном социуме, городская молодежь осознает это, она, конечно, привержена общему процессу русификации общения, одновременно она и рефлексирует, что очень важно в рамках будущего марийского языка, по поводу потерь, связанных с утратой языка и этнической идентичности, и своими ответами на вопросы анкеты выражает свое видение способов сохранения родного языка, к которым, к примеру, относятся: понимание каждым человеком обязательности знания им и его детьми своего родного языка, обязательное общение представителей одной национальности между собой на своем родном языке.

Виталий Иванович Шабыков,
кандидат философских наук,
старший научный сотрудник направления «Социология» МарНИИЯЛИ.

Раисия Алексеевна Кудрявцева,
профессор кафедры финно-угорской и сравнительной филологии Марийскийского государственного университета, доктор филологических наук

Проблемы марийской и сравнительной филологии: сб. статей / Мар. гос. ун-т; сост. Р.А. Кудрявцева, Т.Н. Беляева; отв. ред. Р.А. Кудрявцева. Йошкар-Ола, 2019. 473 с.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.